Поезд, два мужика и

Это произошло за неделю до того, как мне исполнилось 18 лет. Я возвращался с курорта, где отдыхал на каникулах после первого курса института.
Немного истории. Я начал переодеваться в женские вещи, еще когда мне было лет 12-13. А к 17 годам я уже пользовался косметикой профессиональнее, чем это делали многие девушки. Кроме того нерегулярные занятия спортом и танцами позволили мне иметь очень симпатичные ножки и неплохую фигурку, не превращаясь в «качка», и я часто, переодевшись и глядя на себя в зеркало ловил себя на мысли, что «девочка» в зеркале весьма и всесьма сексапильна. Добавляя ко всему этому голубые глаза и средней длины светлые волосы получается вполне неплохая картинка.

На курорте я нашел для себя очень укромное и замаскированное место, где я мог загорать в том, в чем мне нравилось больше всего — плавки, которые видны, только если раздвинуть попу. Кроме того, там был замечательный вещевой рынок, где я смог существенно пополнить свой гардероб. Так что я возвращался загоревший везде, кроме небольшого треугольника на лобке, с выгоревшими на солнце и ставшими соломенными волосам, новыми вещами и замечательным настроением.
Так случилось, что я чуть не опоздал на поезд, поэтому собирался впопыхах и пришлось бежать на вокзал натянув джинсы поверх плавок. Это-то и стало главной причиной тех событий, который произошли…
Зайдя в свое купе, я обнружил там двух мужчин, где-то лет 45-46, которые, очевидно, сели на поезд на одной из предыдущих станций и судя по на половину пустой бутылке водки, стоявшей на столе, весело коротали время поездки. Я положил свою сумку на полку, поезд тронулся, проводник принес постель, мы с моими попутчиками обменялись парой фраз, мне было предложено принять участие в застолья, но я отказался под благовидным предлогом, что, впрочем, их не сильно огорчило. Они продолжили обсуждать какие-то свои проблемы, а я достал книжку и углубился в чтение.
Поезд отходил вечером, поэтому за окном через пару часов стемнело, и я уже начал подумывать над тем, как бы лечь спать. Меня несколько смущало то, что на столе уже появилась вторая бутылка водки и я не знал как мои попутчики отнесутся к тому, что когда я начну переодеваться они увидят в каких я плавках. Проще говоря, я боялся. И тут они вышли на перекур. Я решил, что это самый подходящий момент и достал чемодан, чтобы одеть обычные трусы. Я снял футболку и как раз в тот момент, когда я снял джинсы и собирался снять плавки, чтобы надеть другие трусы, я услышал как открываются двери купе. Следующая фраза просто пригвоздила меня к месту:
— Ни хуя себе задница!!!
Я повернул голову назад и увидел, что один из моих попутчиков стоит сзади и смотрит на меня. Он зашел и закрыл за собой дверь. Потом он перевел взгляд на мою открытую сумку и я понял, что он увидел мои «девчачьи» вещи, которые я купил на курорте.
— Так ты пидар! И с пиздатой жопой! А мы то с корефаном думали где блядей снять.
Я стоял молча и мои слова куда-то пропали. Язык отказывался слушаться, все тело, как будто налилось свинцом, и я продолжал стоять в одних трусиках «две ниточки» на загорелом теле обернувшись попой к двери.
Мужчина подошел ко мне и схватил меня за ягодицу:
— Упругая — констатировал он.
Потом он бесцеремонно вытряхнул мою сумку на полку и начал изучать мои вещи. После непродолжительног осмотра он сказал:
— Короче так, бля. Щас одеваешься как телка, красишься и ждешь нас. Мы скоро будем. И только попробуй, сука, не сделать. Пиздец тебе будет… Да, и оденься по-шалавистей. Чулочки там, хуйня всякая… Понял, пидар?
Я молчал. Он ударил меня по попе.
— Не слышу ответа, бля!
Я, как будто плывя под водой, кивнул.
— Заебись. Времени у тебя 20 минут. Мы пока в вагон-ресторан за гревом метнемся.
Я опять кивнул. Он удовлетворенно кивнул, еще раз крепко сжал мою попу и вышел. Чувство нереальности всего происходящего наполнило меня, но в то же время я понимал, что если не сделаю того, что он мне сказал мне будет, по его меткому выражению, пиздец. В лучшем случае окажусь в больнице. В худшем… Об этом я даже не хотел думать. С другой стороны я понимал, что если я сделаю так, как он сказал, то с полной уверенностью можно утверждать, что меня изнасилуют. До этого у меня не было сексуального опыта с мужчинами, хотя я мечтал об этом, когда переодевался «девочкой». Но, как наверное и любой женщине, мне не хотелось чтобы девствеености лишила пара пьяных мужиков. Однако особого выбора не было, и я стал переодеваться.
Я быстро сложил в сумку все вещи, кроме набора косметики, короткого красного платья до середины бедра, закрывающего шею, но оставлющего открытыми плечи и спину, черных чулков, ажурного пояса для чулков, черных «стрингов» и красных туфелек на 8-ми сантиметровой шпильке. Все это я быстро на себя надел и начал краситься. Мое лицо, как, впрочем, и все остальное тело было хорошо загоревшим, поэтому я ограничился тенями, тушью, губной помадой и парой капель духов. Все это заняло у меня минут 15. После этого я сел (наверное, уже лучше сказать села) на полку и стала ждать. Но мои попутчики не появились ни через 20 минут, ни через полчаса. Они появились через сорок минут (как оказалось, потом они приняли еще по пиву).
Я услышала как кто-то взялся з ручку двери и вскочила на ноги. Дверь открылась и первым зашел тот, кто, собственно и заставил меня переодеться. Его звали Санек. Взглянув на меня он произнес только одно:
— Заебись телка!
Он зашел и буквально через несколько секунд зашел второй. Он закрыл за собой дверь, не заметив меня, поскольку между нами стоял Санек. Тут Санек чуть отступил в сторону и сказал:
— Вовик, глянь!
Вовик посмотрел и удивленно сказал:
— Ни хуя себе!
— Как тебе телочка?
— Супер! Где нашел?
— Так это ж наш «читатель». Прикинь, пидароом оказался. Ты когда последний раз пидарка опускал? Небось еще «за забором»? Так же как и я?
— Это пидар?!! Бля! Увидел бы на улице — хуй сказал бы, что пацан! Пиздатенькая девочка.
Все это время я стояла и широко открытыми глазами смотрела то на одного, то на другого. Было такое ощущение, что они братья или, по крайней мере, близкие родственники. Оба одного роста, высокие, так, что когда я стояла на шпильке, они были сантиметров на пять выше меня. Очень коротко стриженные, но даже так было видно, что у обоих половина волос седая. Не «культуристы», но видно что очень сильные, с большими ладонями. И, какие-то, устрашающие, что-ли.
Вовик оценивающе посмотрел на меня и я внутренне сжалась под его взглядом. Не отрывая глаз от моих ножек в тоненьких чулочках и туфельках он сказал:
— Бля, не может быть, что не девка!
С этими словами он сделал шаг вперед и достаточно сильно хлопнул меня ладонью снизу в промежность.
— Ебана в рот! В натуре пидар! — обращаясь ко мне — Как тебя зовут, девонька?
Я ответила.
— Не. Хуевое имя для такой телочки! Будешь Аллой. Для такой бляди, самое то имя. И красивое, и ебучесть так и прет. — И они оба заржали.
Они оба расселись за столиком.
— Ну что ж, Алла, присаживайся. Выпей с намми.
Я села рядом с Саней и тут же почувствовала его руку у себя на колене.
— Что пить будешь? Водку, коньяк? — почти галантно обратился ко мне Вовик.
— Нет, спасибо. Если можно воды? — каким-то не своим голосом произнесла я, новоназванная Алла.
— Те че, с нами выпить взападло?
— Нет, просто я не люблю алкоголь.
— Тогда коньяк. — резюмировал Саня.
Они налили себе по водки, а мне немного коньяка. Вовик сказал:
— Ну! За еблю! — и они выпили все залпом.
Я трясущимися руками поднесла пластмассовый стаканчик ко рту и немного пригубила.
— Бля, ты смотри, а наша Аллочка волнуется — сказал Саня.
— Так и я волнуюсь! У меня хуй аж из штановв рвется, когда я на ее ножки смотрю. А губки это вообще пиздец!
— Ну так че мы ждем?
После этих слов Санек каким-то неуловим движением пересадил меня на колени спиной к себе, а Вовик встал и его ширинка оказалась прямо перед моим лицом. Он расстегнул брюки и спустил их до колен. Я увидела трусы, которые были натянуты чем-то огромным изнутри. В тот же момент я почувствовала руки Сани беспардонно шаряшие у меня под платьем и его губы, покусывающие мою шейку. Инстинктивно я попыталась вырваться, но, как не сложно догадаться, ничего не получилось. Тут Вовик спустил трусы и я увидела это чудовище! Его член был, наверное сантиметров 20 в длину. С огромной головкой фиолетового цвета. Мне показалось, что он хищно смотрит на меня. Мои глаза широко раскрылись от ужаса. Откуда-то сверху донесся голос:
— Ну что, нравиться? Так не тяни, приголубь его. — и с этими словами этот член уткнулся мне прямо в губы.
Чисто инстинктивно, я приоткрыла ротик и почувствовала как этот гигант заполняет его и пытается проникнуть в горло. Я вспомнила, что где-то читала, что большие члены нужно сосать направляя за щеку. Я попыталась сделать это, но, очевидно из-за неопытности, у меня ничего не получилось и этот монстр проник в мое горло. В тот же момент у меня из глаз потекли слезы, а горло попыталось вытолкнуть этого монстра. Но Вовик уже взял мою голову в свои руки и начал равномерно насаживать мой рот на свой член.
— Соси, шалава, давай! Не сачкуй, блядь!
Я попыталась сосать, как это делают, когда пьют через трубочку. Только в моем случае это был скорее шланг.
— Еб твою мать, какой же это кайф!!!
Я подняла взгляд наверх и увидела, что Вова смотри мне в глаза. Заметив слезы он прохрипел:
— Что, хуесоска, нравиться! Еще бы такой хуй в ебливом рту!!!
Я почувствовала, как бесстыжие руки Санька задирают мое платье все выше и выше.
— Вован, глянь какие на шлюшке чулочки пиздатые!
— Бляяяя, я уже кончаю, только ты бля, глотай сука. Слышишь!!! Ни капли не пролей, блядюга!!! Глотай, а то прибью на хуй!!! БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!..
Он насадил мой ротик на свой член очень глубоко и я почувствовала как он начинает толчками вливать себя в мое горло. Я стала судорожно глотать. Но спермы становилось все больше и больше и она начала заполнять мой рот. Каким-то судорожным глотком я все же смогла проглотить все, чем этот монстр заполнил мой ротик. На вкус сперма была горячая скользкая и горькая. Она комом упала в желудок и осталась там лежать оставив непроходящий вкус горечи во рту.
— Охуенно!!! — сказал Вован и сделал шаг в сторону. Наверное они обменялись с Саней какими-то знаками, которые я не видела.. Потому что Саня вдруг неуловимым движением поднялся на ноги, а Вован потянул меня за плечи и в тот же момент я оказалась лежащей на полке на животе, с поднятой попкой, раздвинутыми ножками и плечами, прижатыми Вованом к полке.
— Ну как сосет? — спросил Санек.
— Охуеть можно! Шо насос работает.
— Щас, бля, проверим задний ход — сказал Санек и оба опять заржали.
Санек встал сзади и закатал мое платье до пояса.
— Нет! Ну я бля хуею с этого задка. Ты только глянь, Вован. Загоревший, упругий еще и задерт так, что сам просит выебать его!
— Да бля, жопа просто супер. Нам бы такую шалавку в «зону». Ты прикинь как заебись было бы в баньку ходить! — потом ко мне. — Ну хули ты, бля, крутишься? Сука, расслабся! Все будет как всегда. Ты ж не первый раз жопу подставляешь.
Я судорожно закрутила головой.
— Шо первый?!! Слышь, Санек, ты ей щас целку сбивать будешь! — и они оба опять заржали.
Санек, до этого мявший мою попку вдруг отпустил ее и я услышала звук рассстегиваемой ширинки. Потом, через несколько секунд, он легонько потянул за резинку моих трусиков и спустил их до колен. Я поняла, что сейчас он смотрит на мою девственную дырочку, не защищенную даже тоненькой полоской «стрингов». Еще когдая сидела у него на коленях, а Вован трахал меня в рот, я, через ткань платья чувстовала огромные размеры его члена. И от того, что сейчас это чудовище проткнет меня я чуть не заплакала.
Санек послюнил свой палец и попытался просунуть его внутрь.
— Бля! Тугая. Слышь, Вован, у тебя крем естть какой-нибудь? Жалко такое очко по-сухому драть. Оно нам еще пригодиться — ехать долго.
— Неа. Нету ни хуя. Даже для бритья не брал. А ты у нее спроси. Ее же жопа.
— Аллочка, девочка моя неебаная, у тебя крем есть, чтобы хуй легко в попку вошел?
Глотая слезы я сказала:
— Да. В сумке, в боковом кармане. Крем для загара.
— Вот умничка! — обрадовался Санек. Он достал мою сумку, открыл карман и достал оттуда тюбик с кремом. Я почувствовала как он выдавливает прохладный крем из тюбика на мою дырочку и размазывает его пальцем вокруг и вдруг его палец легко и безо всякого усилия проник внутрь меня и начал намазывать стенки ануса изнутри. Потом он выдавил крем себе на член и, вдруг засмеявшись, сказал:
— Хуй к погружению готов.
Потом он встал сзади меня на колени. Я почувствовала как прогнулась под ним полка. И тут я ощутила как что-то теплое и твердое касается моей дырочки. Вдруг, он руками раздвинул мне попку и дернул на себя. Я взвыла от нестерпимой боли и Вован, чтобы заглушить этот крик схватил меня за волосы и уткнул головой в подушку.
— Ну все, бля, все, Аллочка-давалочка — разздалось сзади. — Хуй уже в попке. Уже все. Ты больше не девочка.
Он крепко схватил меня за талию и начал медленно продвигаться дальше. Мне казалось, что кол, который таранит меня сзади сейчас порвет меня до пупка. В этот момент поезд сильно дернул и я почувствовала, что его член вдруг резко вошел в меня на всю длину и его яички хлопнули меня по ягодицам. Я впивалась зубами в подушку от той боли, которая раздирала мою маленькую дырочку.
— Сука, это пиздец! Бля, какое охуенное очкко. Оно, бля, как перчатка, на хуй! Ты, Вован, только держи нашу ебливую Аллочку, а то она щас вой на весь вагон поднимет. Так ей нравиться!!!
— Не боись, братуха. Еби ее как надо. Не так часто ттакие попадаються.
Я почувствовала как Саня начал потихоньку доставать своего монстра из моей попки. Но, дойдя где-то до середины длины он остановился и начал по-новой заталкивать его обратно. После этого он начал все сначала. Он крепко держал меня за талию и, двигаясь тазом туда-обратно также двигал и меня. То насаживая на свой член, то стаскивая меня с него. Он двигался неторопливо, как будто медленно накачивая шину автомобиля. И каждое его движение вперед, в меня вызывало новый приступ боли. Я вспомнила, что при анальном сексе нужно расслабить сфинктер. Для этого нужно как бы потужиться. Я так сделала и боль стала немного слабее.
Каждое его движение сопровождалось комментариями:
— Ммммм… Жопа — первый класс!
— Бля! Какая же она тугая.
— Так бы и не вытаскивал хуй оттуда!
— Ох бля! Была б ты, Аллочка, реальной девккой — взял бы замуж. А так только ебать буду!
Я потеряла счет времени, но тут вдруг Санек задышал тяжелее и начал ускорять свои движения. Он, буквально впился в мою талию своими ручищами и потянул на себя с огромной силой. Его член, казалось, достигает горла. Тут он на секунду замер и горячая струя его спермы ударила в мои внутренности. Он извергался и извергался, и каждую струю его спермы я чувствовала внутри себя. У меня возникло ощущуение, что внутри меня работает гигантский насос заливающий меня горячей струей. Но тут поток прекратился. Санек подержал свой член внутри меня несколько секунд, выдавливая последние капли внутрь, а потом резко выдернул его и отпустил мою талию. Обессиленная, дважды изнасилованная за последние 10 минут, я тут же повалилась набок. С задранным платьем, со спущенными до колен трусиками я лежала и не могла пошевелиться. Я чувствовала, как сперма Санька, вытекая из моей растянутой дрочки течет по бедру и капает с него на платье, но ничего не могла поделать с этим. Вован отпустил мои плечи, я повернула голову чтобы вдохнуть воздух и тихонько заплакала.
Санек вытер свой член об полотенце и надел брюки. Они посмотрели на меня и Вован сказал:
— Не плачь, Алла, мы тебя еще выебем. Мужской лаской обделена не будешь!
И они громко заржали.
Они сели вдвоем на другую полку, и начали обсуждать достоинства моего ротика и моей попки с точки зрения, как они выразились, ебли. Прошло несколько минут и я смогла спустить ноги на пол, потом встать и попытаться натянуть на себя трусики. Не знаю, зачем я это делала, но чувство, что моя попка хоть чем-то прикрыта немного успокаивало меня. Я расправила платье и села. Вернее попыталась. Растраханная попка болела так, что сидеть было невозможно и я переместила весь вес на одну ягодицу, закинув ногу на ногу. Я заметила несколько белых пятен на своем платье и чулках, но даже не попыталась их вытереть. После того, как меня грубо отымели два здоровенных мужика, на меня навалилась какая-то апатия. Мне стало практически все равно, что будет дальше.
Вован куда то вышел. Саня посмотрел на меня и спросил с неприятной ухмылкой:
— Ну че, Аллочка, как оно быть выебаной?
— Больно.
Этот ответ сильно развеселил его.
— Ниче, бля, сначала больно — потом приятно. Ты еще сама нас просить будешь, чтоб выебали. Как тебе мой хуй? Большой?
— Очень.
— Да ты ж, бедная, его даже не видела. Хочешь посмотреть, бля. — И, не дожидаясь моего ответа, спустил брюки вместе с трусами. — Смотри.
Его член уже наполовину опавший все равно производил страшное впечатление. Жилистый, с огромной головкой. Одинаково широкий по всей длинне. Мне стало страшно, какой же он когда стоит. И это чудовище насиловало мою маленькую тугую дырочку!!! Наверное, мои глаза показали о чем я думаю.
— Что страшно? А твоей попочке понравилось. Она у тебя блядская!!!
Тут вошел Вован.
— Все заебись. Я с проводником добазарился. Сюда никого больше подсаживать не будут. Так что едем теплой компанией. Алла, довольна? — спросил он и похлопал меня по щечке.
— Может покурим? — спросил Санек. — Ты куришь, Аллочка?
— Да. Только я переоденусь в джинсы.
— Ни хуя! — отрезал Санек. — Ты теперь будешь Аллочкой всю дорогу.
Я достала пачку своего любимого ментолового «More», поправила макияж растекшийся от слез и мы вышли из купе. К тому времени было уже поздно и в коридоре никого не было. Так мы шли. Впереди Санек, потом я, и за мной, иногда щипая меня за попу, Вован. Тут из курительного тамбура вышел на проводник. Он с удивлением посмотрел на меня, потом перевел взгляд ниже и остановил его на белых пятнах на моем платье. Ничего не сказав, он прошел дальше.
Мы зашли в тамбур. Вован дал мне прикурить. И обнял меня за талию.
— Саня, ты че, Аллочке хуй показывал, которым ей целку сбил?
— Ну а че? Она ж его не видела. Наверное хотела, бля, посмотреть на первого ебаря.
— Аллочка, тебе быть выебаной понравилось? Ну конечно понравилось. Ты посмотри как глазки блестят, щечки горят. Знаешь, милая, мой хуй тоже хочет тебя. Так что докуривай, милая, и наклоняйся.
— Нет! Ну пожалуйста. Не надо. — начала я умолять. — Мне все еще больно.
— Блядь! Ты спорить со мной будешь, сучара? Не хочешь сама, все равно выебу! Давай, наклоняй ее, Санек!
Санек схватил меня за волосы и резко рванул на себя. Вован крепко держал меня за талию, поэтому я оказалась наклоненной вперед. Санек взял мою голову себе под руку, а Вован задрал мое платье и раздвинул ноги. Он резко рванул трусики и я услышала звук рвущейся ткани. Вован громко плюнул на мою дырочку и тут же резко вонзил свой член в меня. Моя дырочка, еще не пришедшая в себя от предыдущего члена опять получила в себя новый. Казалось, я вся превратилась в боль. Я попыталась вскрикнуть, но Санек крепко державший моу голову не дал мне этого сделать.
— Как хорошо, что я на шпильке, — подумала я, — иначе они бы трахали меня на весу и, наверное, задушили бы.
Вован очень жестоко пользовал мою бедную дырочку, и каждое его движение отдавало болью. Тут поезд, проезжая через какой-то городишко, начал замедлять ход, пока не остановился совсем. Очевидно, впереди был красный свет. И наш хорошо освещенный тамбур оказался как раз напротив какой-то остановки. На ней стояли люди, в основном, насколько я смогла заметить — мужчины, типичные работяги. Наверное, возвращались со смены домой и ждали последний автобус. И им было прекрасно видно, что происходит за стеклом. Они видели, как какую-то загорелую девушку в красном платье и чулках с острвенение трахает мужик, значительно старше ее. Какие тут начались комментарии…
— Мужик, жарь ее на хуй!
— Еби так, чтоб рыдала, блядь малая!
— Засаживай глубже!
— Почеши ей хуем гланды!
— Давай ее нам, мы ее тут так отъебем — домой не захочет.
Тут поезд поехал, а Вован продолжал безжалостно терзать мою несчастную попку. Наконец я почувствовала как он всадил свой член в меня очень глубоко и начал изливаться. Он изливался не долго, сразу же выдернул свой член из меня и вытер его об мою попу. Как и в первый раз, его сперма начала вытекать из моей попки и стекать вниз, оставляя однозначные следы: «Ее только что выебали» на моих новых чулках.
— Ну что сука? Поняла? Если я сказал — нагибайся, ебать буду, значит так и надо сделать! Усвоила?
— Да. — спорить было бесполезно.
— Вот и умничка. Ну давай, закуривай еще одну сигаретку, а мы подождем, пока ты докуришь и пойдем ебаться дальше.
Я закурила новую сигарету.
Так я стала Аллочкой для двух зэков, недавно вышедших на свободу.

Новые ощущения вы познаете проститутками Краснодара прямо сейчас.

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Яндекс.Метрика
© 2017 Эротические рассказы